1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

08


07


06


05


04


03


029


028


027


026


024


023


022


0211


021


019


018


015


014

описание

013


012


011


010


009


008


007

1


В.П. Рыжов. Музыка и слово как способы выражения невыразимого

В.П. Рыжов
доктор физико-математических наук, профессор Технологического института
Южного федерального университета в г. Таганроге и Ростовской государственной
консерватории им. С.В. Рахманинова, действительный член (академик)
Международной академии информатизации

МУЗЫКА И СЛОВО КАК СПОСОБЫ
ВЫРАЖЕНИЯ НЕВЫРАЗИМОГО [1]
Работа выполнена при поддержке РГНФ, проект № 04-03-00438а

Что не выразишь словами,
Звуком на душу навей…
А. Фет

Творчество как способ самовыражения, выражения внутреннего мира – неотъемлемое свойство человека. Для человека Нового времени потребность в самовыражении стала столь значительной, что вызвала экспоненциальный рост литературной, художественной, музыкальной продукции. Появление Интернета показало, что эта потребность для нынешнего поколения не угасает, а разгорается с новой силой. При этом не столь важно, что далеко не все печатные и исполняемые со сцены произведения являются шедеврами мирового значения – этот отбор произведет время. Более существен факт повышения творческого потенциала личности в историческом времени, расширения ареала творчества (в географическом и в социальном пространстве), роста потребности в искусстве и в интеллектуальном творчестве.

Хотя литературное творчество является, на первый взгляд, самым доступным и не требующим специальных условий и технических средств, однако, как и другие виды интеллектуальной деятельности оно требует высокой профессиональной подготовки и особого таланта – чувства слова и слога, чувства музыки стиха и прозы, способности воссоздания художественного образа. Особенно зримо отличие художественного и обыденного текстов в поэзии. Совершенно недостаточно наличие рифмы и метра в тексте, чтобы его можно было отнести к поэзии (а тем более – к Поэзии). Не просто изложение некоторого сюжета и передача информации о совокупности тех или иных событий, а развертывание художественного образа, музыки стиха, невыразимых обычным словом чувств составляет сущность поэзии. Недаром чуткий поэт Федор Тютчев говорил о невозможности выражения душевных состояний: «Мысль изреченная есть ложь!». Но, не располагая другими возможностями, и он, и несчетный сонм других поэтов и писателей продолжали творить новое слово, пытаясь выразить то, что не удалось предшественникам.

Взлет новых средств словесного художественного творчества произошел на рубеже Х1Х – ХХ веков, когда появилось множество новых литературных течений, новых приемов стихосложения, новых ярких произведений. Особый интерес представляют те произведения, в которых воплощаются не традиционные сюжеты и действуют знакомые персонажи, а выражаются новые философские и исторические идеи, выстраивается панорама нетривиальных образов, звучит высокая музыка стиха. К таким произведениям относятся, например, стихотворения Анненского и Гумилева, Вяч. Иванова и А. Белого, Блока и Брюсова, Ахматовой и Волошина. Особый аромат и круг образов характерен для поэтических произведений Максимилиана Волошина – поэта и художника, критика и философа.

Уникальны по совершенству, своеобразию художественных образов и сложности структуры и формы венки сонетов М. Волошина, в особенности Двойной венок, включающий в себя «Corona Astralis» и «Lunaria». К столь трудному поэтическому жанру, как венок сонетов, русские поэты обращались редко, так что это был один из первых образцов жанра столь высокого профессионального уровня. Первый из них – «Corona Astralis» («Звездный венок») был написан в 1909 году и имеет особый эзотерический смысл. В нем нет сюжета в обычном смысле этого понятия, но ярко-эмоциональный образный строй, ощущение космических масштабов, высокое поэтическое звучание выделяют его среди множества других поэтических созданий как самого М. Волошина, так и других российских поэтов. Это – безусловный шедевр российской словесности. Художник и поэт в одном лице – довольно редкое сочетание («Говорящий глаз», как сказал о нем  Вяч. Иванов), поэтому сонеты этого венка обладают особым, неповторимым колоритом. К этому произведению полностью применимо высказывание Д. Мережковского об искусстве рубежа веков: «Три главных элемента нового искусства – мистическое содержание, символизм и расширение художественной впечатлительности».

Так как  многомерный, синтетический характер творчества М. Волошина требует и особых усилий по его восприятию, нами была поставлена задача такого представления этого венка сонетов, в котором была бы усилена эмоциональная компонента и который бы стал более доступным для восприятия. Для этого были созданы музыкальные иллюстрации (к каждому сонету, а также пролог и эпилог, музыка Владимира Рыжова), живописные иллюстрации (художник Юрий Рыжов), приведены тексты сонетов и их художественное прочтение (Сергей Макаренко) в единой мультимедийной оболочке (концепция и техническое осуществление – Алексей Филатов).

Художественное чтение и музыка разделены во времени, чтобы не создавать взаимных помех. Музыка, исполняющаяся на синтезаторе, воспроизводится во время демонстрации текстов. Живописные иллюстрации меняются в зависимости от содержания и эмоциональной тональности соответствующего сонета: может быть одна иллюстрация, но чаще – несколько. Они сменяют друг друга в основном приемом перелистывания страниц (за исключением эпилога). Чтобы читателю не утруждать себя поиском этого венка сонетов, но получить некоторое первичное представление о его структуре и образности, приводим заключительный ключевой сонет (магистрал), объединяющий строки всех предыдущих сонетов:

В мирах любви – неверные кометы, –
Закрыт нам путь проверенных орбит!
Явь наших слов земля не истребит, –
Полночных солнц к себе нас манят светы.

Ах, не крещен в глубоких водах Леты

Наш горький дух, и память нас томит.
В нас тлеет боль внежизненных обид –
Изгнанники, скитальцы и поэты!

Тому, кто зряч, но светом дня ослеп,

Тому, кто жив и брошен в темный склеп,
Кому земля - священный край изгнанья,

Кто видит сны и помнит имена, –

Тому в любви не радость встреч дана,
А темные восторги расставанья!


Создание вокального варианта на текст данного венка сонетов, очевидно, не имеет смысла. Поэтому был избран вариант иллюстраций, который, конечно, не адекватен поэтическому тексту, но позволяет усилить основную эмоциональную компоненту того или иного сонета (конечно, в субъективной интерпретации читателя-автора музыки).

По поводу  живописных иллюстраций естественен вопрос: почему не использованы акварели самого Волошина, ведь он был великолепным и самобытным художником? Однако, те, кто видел превосходные акварели Волошина, знают, что их сюжет, как правило – пейзаж, а настроение – часто созерцательное, пасторальное или задумчивое, отрешенное или эмоционально-приглушенное. Их использование в большинстве сонетов не соответствовало бы эмоциональной окрашенности и смыслу художественных образов поэзии. Также следует отметить, что художественное чтение, воспроизводя музыку стихов Волошина, создает свою интонационную картину, в определенной степени субъективную, определяемую чтецом. Все эти обстоятельства делают весьма сложным сравнение смысла и образной поэтической картины венка сонетов, как ее представлял сам автор – М. Волошин, и нового, синтетического произведения – мультимедийного компакт-диска с иллюстрациями к венку. Но такого рода вопросы и сомнения возникают во всех случаях, когда художники иллюстрируют тексты как классических, так и новых произведений, когда ставятся пьесы и снимаются кинофильмы по литературным произведениям, когда создаются радио- и телеспектакли на основе литературных текстов.

Можно сказать, что добавление новых модальных измерений, с одной стороны, делает более зримыми поэтические образы, а с другой – неизбежно искажает их. Но в том-то и состоит общая драма искусства – невозможность выразить невыразимое, проявляющаяся в любых видах и жанрах. С такой позиции не кажутся парадоксом слова А. Шнитке: «Написанная партитура – испорченный замысел». Это – другими словами выраженная мысль Тютчева об изреченном.

ПРИМЕЧАНИЕ

1. Опубликовано в сборнике: Парадигма: Очерки философии и теории культуры. (Мелос и Логос: Диалог в истории. Материалы Третьей Международной конференции «Метафизика искусства». – СПб.: Барс, 2005. Вып. 2.

Статистика

Пользователи : 142
Статьи : 92
Просмотры материалов : 670278